Вторая неделя ноября

Дорога в Санкт-Петербург

12 ноября 2021 года сохранится в моей памяти, как день сильнейшей грусти, тоски и печали. Да-да, именно так. Понимаю, вы удивлены наличием у меня эмоций, но так уж устроен человек, что ничего в жизни не может пройти, не оставив следа.

Тот осенний ноябрьский день начался очень странно – с разблокировки. Сначала мне показалось, что это не будет воспринято вообще никак, и два определенных человека уже никогда не пообщаются. Но всё-таки пообщались, хоть и чуть позже, жаль что не в реальности, а всего лишь по сети.

Но вернемся к 12-му ноября. А вернее, к долгой длинной ночи переживаний – с 11-го на 12-го ноября. Переживаний, связанных с разблокировкой, и моими ожиданиями негатива на этот счёт. Вы знаете, влюбленность творит такие необъяснимые вещи, что иногда мне становится трудно узнать себя в определенных ситуациях. Так случилось и утром 12-го ноября.

Всю ночь от меня в ленту шли твиты о том, как я переживаю, как надеюсь на то, что всё удастся наладить, я размышляю о встрече. В моих мыслях проносятся красивые городские пейзажи, как мы сидим рядом друг с другом на скамейке, и, отключив телефоны, чтобы нас никто не отвлекал, просто общаемся.

В своих мыслях я представляю картину, как в конце разговора мы поцелуемся, а после я скажу: «Я не могу без тебя, поехали со мной в Питер?» Я представляю, как с замиранием сердца жду ответа, понимая, что вероятность переезда хоть и существует, но человек увидел меня в жизни всего лишь первый раз, поэтому от меня, наверняка, потребуется дать время на размышления и обсуждение данного вопроса с родителями.

После я представляю, как стою на перроне в ожидании поезда в Санкт-Петербург, обнимаю любимого мной человека, и говорю: «Мы обязательно погуляем по Питеру, я покажу тебе Невский проспект, мы непременно что-нибудь решим с твоим универом, может быть, попробуем договориться о переводе сюда, в Питер…»

И я снова крепко тебя обнимаю, а после смотрю в твои необыкновенные, красивые, как сто бриллиантов глаза, и будто читаю твои мысли о том, что с последним закрытым экзаменом ты вырвешься из своего города и приедешь ко мне на новогодние праздники…

Да, это были мечты. Именно такие. В них не было ничего плохого. Мне предстояло очень долго собираться с мыслями, говорить много важных и искренних слов, нужно было делать это в определенной последовательности, чтобы непременно точно завоевать твоё сердце. Но всё это только предстояло, и на момент 11-го ноября было в моей голове четким планом по признанию в любви…

А потом наступило 12 ноября. И в ленте мне попался твой утренний твит про встречу с другим человеком и прогулку с ним. Сказать, что мне в тот момент было трудно найти себе место – это ничего не сказать. Сердце стучало за 200, по спине прошел сильный холодок, а в глазах рассыпалась печаль… Поезд ушёл. Мой поезд…

В тот момент мне показалось, что шансов у меня уже нет никаких. И даже если я отправлю свою фотографию в качестве первого шага, уже не будет никаких надежд на встречи, на переезды, на вечерние прогулки, поцелуи и объятия…

У меня были опасения, что меня будут сравнивать с другим человеком, начиная от внешности, и заканчивая характером, голосом, возрастом и положением в обществе. Ведь к тому моменту, меня уже отчислили, и последняя радость, оставшаяся в моей жизни на тот момент – была моя надежда на отношения…

P. S. Я понимаю, что сейчас уже прошло слишком много времени, и наверняка обо мне забыли. Но такую масштабную грусть не сможет вылечить ни один психолог, такую грусть может вылечить только любовь. Могла, но, увы…